Объективно -II

Объективной закономерностью явилось то, что первая выставка, в которой я принимал участие, проходила в Московском зоопарке, ибо подавляющее большинство кадров я сделал именно там. Как обычный посетитель я подходил к кассам, брал билет, заходил на территорию... И вот тут со мной происходила какая-то трансформация. У меня обострялись все чувства. Даже иногда казалось, что улучшалось зрение! Походка становилась пружинистой, взгляд внимательней, реакция быстрее. Особым ритуалом было приведение техники в "боевое" состояние. У меня есть любимая лавочка, которая по странному стечению обстоятельств всегда оказывается свободной. Вот на ней я и собираю воедино весь комплект, стараясь делать вид, что меня абсолютно не волнует, что происходит в рядом расположенных вольерах. Сердце начинает учащённо биться, я весь в предвкушении предстоящей "охоты".

Если я "ныряю" в зоопарк, то никак не меньше, чем на 6-8 часов. Короче никак не получается... Да я и не пытаюсь. Для меня вообще огромное удовольствие бывать там. Кстати, за всё это время всего 2 или 3 раза я был там без камеры. Сначала у меня было сильное беспокойство, что под рукой не будет средства запечатлеть тот или иной понравившийся миг. Честно скажу, в первый раз я буквально заставил себя оставить камеру дома. А потом... Потом было удивительные чувства свободы и равенства со всем "зверьём". В тот день я упивался состоянием, когда можно просто прогуливаться между вольерами.
Я понял тогда важную для меня истину.

Весь этот животный мир существует вовсе не для того, чтобы попасть ко мне на плёнку.
Он просто живёт своей жизнью. И надо это право уважать.

И вот, в начале лета 2000 года, прогуливаясь очередной раз по зоопарку, я зашёл в Zoo-галерею, расположенную на новой территории, в павильоне "Обезьяны". Там представлено на продажу великое множество самых разнообразных поделок. Конечно, все на "животную" тематику. Я давно обратил внимание, что там не представлены фотографии. И в этот раз, набрав побольше воздуха в лёгкие, спросил: "Не выставляете ли вы на продажу фотографии?" Мы разговорились, и продавец направила меня к заведующей галереей Чернышовой Светлане Игоревне. Мы встретились, и я был поражён её способностью быстро находить общий язык с человеком. В ней удивительным образом сочетаются сильная деловая жилка и необычайная теплота. А может, именно такой человек и должен возглавлять Zoo-галерею? Она посмотрела мою подборку и настоятельно посоветовала отобрать 14-15 фотографий, оформить их и принять участие в выставке "Объективно - 2", которая должна была открыться в конце июля (через 1,5 месяца).

Первым испытанием явилась необходимость определиться с "претендентами" на выставку. У меня не было никаких сомнений только относительно одной фотографии. Она представлена на главной странице сайта. Немало дельных советов мне дал, уже знакомый Вам по сайту, мой друг Алексей Баранов. В итоге, кроме барса я остановился на шести фотографиях обезьян, четырёх тигров и трех белых мишках. Барс был размером 60х90см, тигры и обезьяны - 50х70см, а мишки - 30х40см. Сразу скажу, что непосредственно для себя подобную коллекцию я ни за что не решился бы оформить. Был нанесён серьёзный удар моему финансовому состоянию. Но отступать было нельзя и в подготовку к выставке я "нырнул с головой". Были напечатаны большие форматы. Потом мне очень помог коллектив багетной мастерской на Крымском валу. Я очень благодарен тем девчатам. Они приложили много усилий для того, чтобы мои работы выглядели достойно.

И вот всё было готово. На третьем этаже арки центрального входа зоопарка заканчивали ремонт трёх небольших, но уютных залов, где должна была разместиться экспозиция. Примерно за неделю до открытия я привёз готовые работы Светлане Игоревне. Около двух часов она тщательно подбирала места их расположения. Причём она обратила внимание на то, как нежно я обращаюсь с картинами: "Как со своими детьми!" Открытие было назначено на 29 июля, субботу. В пятницу утром должны были развесить все работы...

Мне кажется, я до сих пор помню ночь с четверга на пятницу. Я не мог спать, всё время мысли крутились вокруг фотографий: "Кто их завтра будет развешивать? Как это всё получится? И т.д. и т.п..." В пятницу я подъехал в зоопарк к обеду и встретил Светлану Игоревну. После приветствия она спросила, не было ли у меня в роду сердечников... Не ответив ей, на негнущихся ногах я прошёл в зал и увидел то, что осталось от фотографий обезьян... Я увидел их в крошеве стекла, с измочаленными рамами... Их пытались увязать все вместе, для того, чтобы увезти в мастерскую. Я просто не мог смотреть на это и зашёл в комнату, где мы обычно собирались, сел на стул и только спустя некоторое время понял, что Светлана Игоревна что-то мне говорит...

Все шесть фотографий повесили на одной штанге и через 2-2,5 часа они рухнули. Не выдержали крепления... Когда я пришёл в себя, первая мысль была о том, какой же ужас должен был охватить Светлану Игоревну! По-моему, на её долю выпало гораздо более суровое испытание - как-то сказать мне, что половины моей выставки не существует... И это после того, как она видела моё трепетное до ненормальности отношение к этим фотографиям. Она постоянно говорила, что сами фотографии не пострадали, что рамы отреставрируют. В тот момент я ей не верил. (Да простит она мне это.) Ведь я видел своими глазами эту кашу из осколков! Как могли не пострадать фотографии!!! Я думал о том, что так, наверное, успокаивают безнадёжно больных... Светлане Игоревне действительно было тяжело. Я понял, что надо собраться, или по крайней мере создать такую видимость...

А на следующий день было открытие... Пришли многие мои знакомые. Они словно почувствовали, как нужны были мне в этот день! Во время торжественной церемонии я стоял, не чувствуя ног, и только знакомые глаза по периметру зала держали меня. Они словно говорили: "Мы с тобой. Мы верим в тебя. Мы надеемся на тебя. Всё будет хорошо." А сколько тёплых и нужных мне слов было сказано Светланой Игоревной! Она поведала об этой жуткой истории, сказала, что даже несмотря на это, моя экспозиция выглядит достойно и пожелала, чтобы всё то плохое, что может у меня случиться на моих выставках, осталось за чертой этого проишествия...

Самое удивительное, что фотографии действительно не пострадали!!! Поверьте, я очень внимательно их рассматривал! Рамы сделали новые, аналогичные прежним, и дней через 8-10 коллекция обезьян заняла своё место на выставке. И была статья "Ковчег отправляется в большое плавание" в "Московской правде". А потом я даже попал в новости канала "Культура"! Да, да! Так получилось, что приехала бригада с телецентра делать репортаж о выставке, а никого из "зубров" анималистики не оказалось. Вот тут Светлана Игоревна и говорит мне: "Будешь давать интервью!" Можете себе представить? Волнение было ничуть не меньше, чем на открытии. И то, что я смог произнести во время съёмки пару внятных фраз, я полностью отношу к репортёрскому искусству ведения подобной беседы..
И был нескончаемый людской поток. Я давно считал, что положительные эмоции лишними не бывают, но был потрясён, до какой же степени люди истосковались по чему-то хорошему, тёплому, светлому... Были прекрасные встречи, люди писали в мою Гостевую книгу, пытаясь выразить переполнявшие их чувства, оставляли адреса, телефоны, звали в гости... И каждый раз, сидя к концу дня в выставочном зале и читая оставленные мне строки, я понимал, что нельзя останавливаться.
Надо делать что-то ещё.

Ведь нам так необходимы положительные эмоции!


 

© 2001—2009 Вячеслав Курашенко