Значит, ты так видишь...


Есть известная мысль, что фотография останавливает время. Оно словно застывает на куске пленки, клочке фотографической бумаги. Всё это так. За одним исключением (с моей точки зрения). Уверен, что это застывшее время оживает только на время, когда мы их видим. Когда тепло наших рук пробуждает их к жизни, к той жизни, которая окружала всех персонажей снимка. Вы задумывались, почему одни снимки мы можем пересматиривать по многу раз, в то время как других предпочитаем избегать? Думаю, дело не в самом куске бумаги с фотоизображением, а в воспоминаниях, которые накрывают нас с головой.

В то же время я убеждён, что одну и ту же фотографию по разному видят те, кто снимал и те, кого снимали (хотя могу ошибаться). Недавно я просматривал фотографии своего студенческого стройотряда (по-моему, 1983-й год). Я был потрясён тем, что почувствовал даже запах лосося горячего копчения, которым нас угощали местные жители Сахалина! Иногда мне кажется, когда я, глядя в окуляр фотоаппарата, делаю снимок, вторая копия этого изображения откладывается у меня внутри. Она лежит в укромном уголке мозга и ждёт, надеется, что о ней вспомнят...

Многие из моих фотографий живут, окружённые мини-новеллой определённых событий. При личной встрече, во время просмотра я всегда стараюсь рассказать о тех событиях, которые меня сопровождали. И сейчас у меня была серьёзная проблема выбора фотографии, с которой я начну своё повествование. После недолгих размышлений я остановился на фотографии, представленной слева. А вернее на двух съёмках ночной Москвы, разорванных во времени, но связанных какой-то невероятной силой моего подсознания, моего видения окружающего мира.

Я со своим другом Алексеем Барановым время от времени выбираюсь на фотосъёмку ночной Москвы. Одна из таких вылазок была осенью прошлого года. В тот вечер мы с ним расположились на одном из мостов неподалеку от Кремля. Я отснял около 15 кадров плёнки Fuji Superia 100 и, довольный прогулкой, вернулся домой. А в ближайшие выходные у меня возникло желание наведаться в Московский зоопарк. А так как зверей я снимаю на Fuji Superia 400, то эту плёнку (100 единиц) из фотоаппарата я смотал на катушку и никак не пометив на ней количество использованных кадров, бросил в рюкзак. Там она преспокойно пролежала всю зиму, благополучно мною позабытая!

Наступила долгожданная весна и Алексей мне намекнул, что неплохо было бы пробежаться по набережным ночной Москвы. Я с радостью согласился, ибо всегда ценю время, проведённое с этим интересным человеком. В рюкзаке я обнаруживаю плёнку 100 единиц, никак не помеченную. Это меня удивило, но всё-таки я заряжаю её в фотоаппарат и мы с Алексеем идём в «ночное». Сложно сказать почему, но ноги принесли нас на тот же мост. В этот вечер я отснял всю плёнку и через пару дней имел на руках готовые фотографии.

И тут началось самое интересное. Сначала я решил, что первая половина плёнки просто испорчена, хотя подобных случаев в моей практике пока не было. Потом я стал внимательно вглядываться в снимки, пытаясь вникнуть в суть проблемы и в какой-то момент понимаю, что это эффект наложения кадров. Но кто и когда делал первую съёмку?! Далеко не сразу я вспомнил о походе на тот же мост полгода назад. И тогда стал с большей заинтересованностью вглядываться в отпечатки, пытаясь разглядеть в них следы прошлой съёмки. Первое, на что я обратил внимание было полное совпадение вертикальных и горизонтальных кадров. На протяжении 15 кадров не было НИ ОДНОГО наложения вертикального кадра на горизонтальный! Потом я заметил соосность производимых кадров при разном зуммированием объектива, то есть каждый раз я повторял НАПРАВЛЕНИЕ съёмки, хотя за вечер много раз менял точку съёмки!

Но больше всего меня потряс кадр номер 6 (он приведён справа), который сначала не произвёл на меня никакого впечатления. Снимок был как снимок, ничего примечательного (хотя удивило отсутствие явного наложения кадра на кадр), пока я не обратил внимание на небольшое смещение светящейся надписи "РОССИЯ" на самом верху здания. Ситуацию разъяснил Алексей, к которому я поехал на следующий день показывать отпечатки. Он долго их рассматривал, а потом выдал то, что на некоторое время выбило меня из колеи. Сказал он следующее:«Слишком много совпадений для того, чтобы это было простой случайностью. Скорее это похоже на определённую закономерность. Закономерность проведения съёмки, когда каждый последующий кадр ты делаешь так, а не иначе. А шестой кадр съёмки ты просто повторил один в один. Значит, ты так видишь...»

Вот так, спустя полгода я провёл съёмку, в первой половине которой остался отпечаток моего видения окружающего мира, отпечаток, оставивший в моём сознании глубокий след и определивший мою ещё большую внимательность к картинке в окуляре фотоаппарата...


11 июля 2002 года

  Rambler's Top100

© 2001—2009 Вячеслав Курашенко