Поговорим?


Если мы получаем письма, значит их кто-то пишет...


Не ошибусь, (надеюсь), если скажу, что каждый из нас любит получать письма.
Некоторые ещё их любят писать.

И наверняка каждый из нас хоть раз задумывался: «А к какому типу отношусь я?» А учитывая, что многие из нас сами с собой бывают более откровенны, чем с другими, то ... Хотя нет, тут каждый решает и выбирает сам. Ну что, подумали, определились? Прекрасно. Прекрасно, да не очень, говорите Вы, ибо вдруг поняли, что получать послания Вам приятнее, чем их писать? Не переживайте. Ибо это не так.

Для начала определимся со спецификой современной письменности. По восходящей или по нисходящей? Попробуем по восходящей.
Наверняка будут противники моей градации. Я не против.

Что у нас на нижней (подчёркиваю, это моя точка зрения, и не более того) ступеньке?
Смайлики.
Только не надо говорить, в скольких местах этого сайта (да и в письмах тоже) я использовал (и с удовольствием использую) этот знак самовыражения. Признаю, я довольно сильно в своё время подсел на них. Почему? Минимум затрат — максимум выразительности. Действительно, зачем тратить время, описывая своё внутреннее состояние, когда вполне достаточно двух-трёх прикосновений к клавиатуре, чтобы собеседник понял — тебе хорошо или плохо. Интересно, есть смайлик «мне безразлично». Не удивлюсь, если нет. У меня есть несколько адресатов, которые НИКОГДА не применяют смайлики для передачи своих мыслей и чувств. Им это не нужно. И я заметил, что и сам в письмах к ним стараюсь их избегать. Просто в этом общении они являются чужеродным элементом.

Что у нас дальше?
SMS-ки.
Знающие меня поближе могли бы сказать, что не мне рассуждать об этом виде общения, ибо мобильные телефоны не входят в мой повседневный «рацион». Да, я не пользуюсь мобильной связью. (Почему? Сейчас это не важно. Как-нибудь, (если почувствую необходимость) я черкну что-то об этом.) Но ведь существует (знающие согласятся) sms-ый сленг, который позволяет довольно сильно экономить время (и деньги, кстати, тоже). Тут, правда, необходимо, чтобы собеседник обладал осведомлённостью по смысловому наполнению этих «ску», «лю», «звя» и т.д.
Здесь мне вспомнился один анекдот.
Мама — дочке:
— Доченька, давай покажем, как мы выучили все месяца в году. Ну!.. Ян...
— ...варь!
— Фев...
— ...раль.
— Ну давай сама!..
— Арт, Рель, Ай, Юнь, Юль, Густ, Ябрь, Ябрь, Ябрь, Абрь!
Но ведь понятно, скажете Вы, и будете по-своему правы. Вы правы, пока есть человек, который сможет понять эти буквосочетания вышедшие из под (чуть не написал «Вашего пера») Ваших пальцев.

Лезем вверх?
Аська.
Знаете, чем она мне нравится? Присутствием (пусть и виртуальным) собеседника. Запускаешь аську и видишь тех, кто в онлайне. Ты словно пожимаешь им руку. Правда учитывая, что дома у меня dial-up, а работа с интернетом не связана, то аськой в основном я пользовался в двух случаях — когда мне надо было срочно разыскать человека и была надежда застать его в эту минуту в эфире, либо по предварительной договорённости для того, чтобы потрепаться с Австралией, Бостоном или той же Доминиканской Республикой (согласитесь, что эта форма общения дешевле, чем телефон). Но тут возникала проблема оперативности ответа (моя очередная эпопея самообучения методу слепой печати всеми имеющимися в данный момент пальцами недавно потерпела очередную неудачу). То есть, пока я отвечаю (печатаю реагирующими на сигналы мозга пальцами) на один вопрос, мне приходит следующий. Приходится урезать первую часть (см. выше смайлики, сленг и пр.), спешно её отсылать. Всё это происходит в какой-то суматохе, неподобающей для беседы двух друзей или близких знакомых.

А может, иногда в этой суматошной жизни стоит притормозить? У меня на домашнем автоответчике моё сообщение записано на фоне малоизвестной композиции Луи Армстронга. Заставка вместе с сообщением длится около 40 секунд. Много это или мало? Вы даже представить не можете, как полярны мнения... Есть ряд радикально настроенных товарисчей (всем привет!), которые (бедняги) ждут не дождутся окончания заставки, считают каждую секунду и начинают своё сообщение с колоссального вздоха облегчения (наконец-то эта пытка закончилась!). Им я, конечно, потом подсказываю, какие кнопки на своём телефоне нажимать, дабы немедленно получить «доступ к телу». Есть другие. Они с явным удовольствием слушают музыку (порой лукаво сожалея, когда я дома снимаю трубку: «А я собиралась музыку послушать...») и даже время от времени просят заменить её на ту или иную композицию. Что я иногда (ну ладно, ОЧЕНЬ иногда) выполняю. А знаете, какие самые ценные для меня сообщения на автоответчике? Сначала пауза на секунду или две, потом задумчивый голос: «Чёрт! Что хотел сказать...?» И очередное послание через пару минут: «Вспомнил! Слушай, Слав, ...» Чем не образец для релаксации? У человека была возможность расслабиться на 40 секунд и он ею воспользовался на все сто. Да, ему пришлось собираться с мыслями, перенабирать мой номер, тратить своё время. Но мне не раз уже говорили, что порой звонят на мой номер только для того, чтобы послушать эту заставку...
Была у меня весна, когда я каждое утро записывал новую мелодию. Включал радио (тогда это было «Авторадио») и как только звучала мелодия, отвечающая моему состоянию, я записывал её фрагмент на аудиокассету, а потом на автоответчик. Один раз я, не особо задумавшись, сделал запись (видимо, недостаточно жизнерадостную) и в тот день три человека у меня спросили: «Слав, что случилось?» Просто дело в том, что они меня чувствовали даже через это сообщение. И они смогли принять этот подсознательный сигнал.

Что там дальше?
E-mail
Своё первое электрописьмо я отослал моему Другу в Новосибирск — Петру. Так вышло, что ответ пришёл буквально через несколько минут. Можете представить мои чувства? Собственно говоря, это были первые положительные эмоции от общения с компьютером и интернетом. Особенно для меня силён был эффект при обмене посланиями с человеком на другом континенте. Именно тогда я написал, что «наш шарик не такой уж большой, как порой кажется из района Строгино (Москва)». Сейчас для меня, впрочем, как и для многих эта «голубятня» является самой используемой. Вот только, к сожалению, далеко не всегда регулярно.

Ещё ступенька? Как, уже всё? Не может быть!
Готовые поздравительные открытки с фантастическим ассортиментом реплик (кстати, у меня самого на книжной полке вот уже... (неважно сколько времени) хранятся (нет, ласкают взгляд) три такие открытки от очень дорогих мне людей), валентинки (иногда даже самодельные), стикеры в виде сердечек... Деловую (и факсимильную) переписку опускаем.

Ещё один шаг наверх (и заодно лет двадцать назад)?
Рукописное письмо
Тот, кто держал эти листки, исписанные знакомым до боли в сердце почерком, тот знает, о чём я говорю. С чем это сравнимо? Может, с тем, что в твою руку ложится знакомая ладонь? И срывается дыхание, разрывая конверт, начинают предательски дрожать пальцы. Разворачивается листок и ты видишь человека. Недаром говорят, что по почерку можно узнать о человеке практически всё. Здесь он раскрывается (если он, конечно, не шпион, и не пишет левой рукой на французском, будучи при этом русским во вражеском тылу). Не помню случая, чтобы я, прочитав такое письмо, сложил его и положил обратно в конверт. Нет, я буду его перечитывать его вновь и вновь.

Встречались ли Вам в последнее время люди, читающие рукописные письма (звучит то как...)? Они держат (даже с определённой гордостью) эти, загнутые с одного конца, тетрадные листки, как некую драгоценность. И я им по-своему (и по-хорошему) завидую. Недавно мне с какой-то нечеловеческой тоской сказали: «Ты представляешь, я ни разу в жизни не получала рукописного письма!». И в том нет её вины. Ибо она живёт в век электоронной корреспонденции и мобильной связи, а довольно юный возраст не оставил шансов застать время, когда письма шли неделю, и даже две. Вы скажете, что это немыслимые сроки для передачи информации и она безнадёжно устареет за этот срок? Может быть, если речь идёт о новостях рубрики «Срочно в номер». А если человек говорит о своих чувствах? И не просто кому-то, а дорогому, близкому по духу существу? Скажите честно, готовы ли Вы ждать такое письмо неделю? А две? Иногда такое письмо мы ждём всю жизнь. И ещё не факт, что оно кем-то написано и отправлено Вам. Я не буду отвечать за Вас, мне достаточно, что я ответил себе.

Я недавно узнал, что один из моих любимых фильмов «Опасные связи» (Glenn Close, John Malkovich) был снят на основе писем. И сейчас я с нетерпением жду, когда мне принесут эту книгу. Такие письма будут жить, пока будут живы Человеческие Отношения. Равно как и наоборот. Посмотрите «Любовное письмо» (Campbell Scott, Jennifer Jason Leigh, David Dukes) и Вы поймёте, что я имею в виду.

Что осталось? Правильно, самое важное.
Живое общение.
Вот с этим уже напряг... Хотя что называть общением. Подумайте, готовы ли Вы на свой вопрос «Как дела (жизнь, настроение)» выслушать достаточно долгий рассказ, или будет достаточно слова «Крутимся!»? Вы скажете, что это зависит от того, кому (когда, в какой обстановке) Вы задаёте этот вопрос и будете правы. Стиль нашего общения (личного) сильно зависит от собеседника. Насколько близки и интересны Вам будут его радости и горести, победы и провалы, настолько Вы будете расположены к долгой (и, подчеркну, неторопливой) беседе.

Сейчас, спустя четыре года активного использования той же электропочты я обнаружил, что в моём окружении появляются люди, с которыми я не могу переписываться! Я сажусь перед моим (любимым) ноутбуком, открываю (не менее любимый TheBat!) и понимаю, что не могу им написать ни строчки! С ними мне как воздух необходимо живое общение. И если с Новосибирском вопрос решается достаточно просто (последний раз мы протрепались как то ночью около полутора часов), то с Москвой (впрочем, тут свои нюансы)... В феврале этого года в Москву прилетал по делам ещё один мой Друг из Новосибирска — Игорь. Остановился, конечно, у меня. Первую ночь мы не спали вообще. Мы говорили. Говорили обо всём на свете. И всегда о чём-то очень личном и конкретном. Он пробыл здесь три дня и я поехал его провожать в Домодедово в первую очередь для того, чтобы продлить это общение ещё хоть на пару-тройку часов. Он потом мне по телефону как-то сказал, что всё равно осталось ощущение невысказанности. И тут же добавил: «А может, это и к лучшему?» И я с ним согласен. Это восхитительное чувство, когда ты не знаешь, о чём будешь говорить (а порой это и не важно), и не думаешь об этом, но наслаждаешься мыслью, что будешь ГОВОРИТЬ. На вопрос: «Что такое лёгкость в общении?» я всегда отвечал: «Когда не думаешь о том, что будешь говорить через минуту».

Оставим на своеобразом ринге двух кандидатов — рукописное письмо и живое общение.
Вы скажете, здесь разные категории? Возможно. Этот из разряда вопросов: «Как Вы предпочтёте ехать в поезде с дорогим Вам человеком — рядом и держась за руки или напротив друг друга, но глядя друг другу в глаза?» Знаю, знаю, есть масса других вариантов, но сейчас разговор не об этом.

Когда мы говорим, то смотрим друг другу в глаза, а иногда и заглядываем в душу (если нас пускают). Мы видим глаза человека, его реакцию (если хотим (и соответственно, можем) её видеть). Уверен, Вы в своей жизни очень цените людей, которые способны уловить изменение Вашего настроения по оттенку Ваших глаз.

С чем это может сравниться? Говорят, в вине главное не вкус, а послевкусие. Рукописное письмо я называю послевкусием живого общения. Когда беседа уже в прошлом, но проводя подушечками пальцев по листку, которого касались дорогие ладони, мы чувствуем присутствие человека, и как следствие — продолжение беседы. И сколько бы мы не перечитывали те строки, каждый раз они будут впитываться по-новому.


05 июля 2005 года



 

© 2001—2009 Вячеслав Курашенко